Tags: Беларусь

Сергей Макаров

С. Глазьев: Такие разные интеграции. Чему учит опыт "Восточного партнёрства"



Процесс евразийской интеграции предполагает совместную выработку правил игры. Взаимное уважение национального суверенитета принципиально отличает ее от предыдущих моделей, включая европейскую, советскую или имперскую.

Курьезная ситуация, которая сложилась с выбором Украиной направления интеграции на евразийском пространстве, заставила задуматься об оптимальном сочетании политических и экономических факторов этого процесса. Курьез в том, что один из предлагаемых Киеву векторов – европейский – страдает неоспоримой экономической ущербностью.

Сравнительный анализ двух вариантов интеграционного участия Украины, казалось бы, не должен оставлять сомнений. Евразийский интеграционный процесс обеспечивает Украине к 2030 г. объем ВВП на 7,5% больше, чем создание ассоциации с ЕС. Последний вариант вплоть до 2020 г. оборачивается ухудшением условий торговли и прямыми экономическими потерями, в то время как первый вариант дает мгновенное серьезное улучшение торгового баланса и обеспечивает стабилизацию платежного баланса. Первый вариант создает необходимые условия для устойчивого развития с улучшением структуры украинской экономики, второй влечет ее деградацию и банкротство.

Аналогичная ситуация складывается в Молдавии, которая наряду с ухудшением и без того плачевного состояния экономики получит в ассоциации с Евросоюзом неизбежное обострение конфликта с Приднестровской Республикой. До последнего времени такой же политический выбор навязывали Армении, которая от ассоциации с ЕС наряду с экономическими потерями получила бы ухудшение своего внешнеполитического положения и снижение уровня безопасности.

О чем спорить? Почему такие страсти вокруг «выбора»?

Collapse )
Сергей Макаров

Сергей Глазьев - интервью на «Эхо Москвы» 07.09.2013

Как ведёт переговоры с Москвой Украина. В чём интересы политической элиты Украины при заключении договора об ассоциации с Европой. Что ждёт экономику Украины после подписания этого договора. Что могло бы ждать Украину при вступлении в Таможенный Союз. Какие механизмы принятия решений в Таможенном Союзе и в Евросоюзе. И многое другое.


Сергей Макаров

Кредит доверия: Михаил Хазин

Кредит доверия: Михаил Хазин

Мы же не знаем, это на самом деле никто не знает, за исключением тех нескольких десятков людей, которые непосредственно участвуют в этих разборках. Это еще в нашей стране, поскольку мы все-таки инсайдеры, то мы там что-то знаем. Хотя далеко не все и далеко не всяк. Например, мало кто знает, но с точки зрения тех раскладов, которые происходят в нашей стране, принципиальную роль сыграло то, что месяц назад скоропостижно скончался руководитель управления кадров администрации президента РФ. Про которого все считали, что он человек Волошина. Дальше тут как вы понимаете, поле конспирологическое. Мы это не будем обсуждать, потому что это бессмысленно. Мы все равно это никогда не узнаем. Но дело не в этом. А дело в том, что сама по себе ситуация, при которой такой ключевой человек твоей команды вдруг исчезает, это всегда сдвигает весы. Так и тут, Обама прекрасно понимает, что как только он делает резкий шаг в Сирии, то эту точку равновесия сильно сдвигает в сторону не той команды, на которую он поставил. И все моменты, которые с этим связаны, проанализировать крайне сложно.

[...] Но вот у меня еще с 2003 года ощущение, мы в книжке нашей это описали, что должно быть через лет десять несколько валютных зон, внутри которых есть главная валюты, а вот между этими главными валютами будет золото. Но это гипотеза, она конечно сегодня выглядит куда более убедительной, чем десять лет назад, когда мы эту книжку писали. Но Таможенный союз в потенциале это как раз зародыш одной из таких валютных зон. Тут еще работать и работать, а мы пока еще даже целенаправленно в этом направлении не движемся, потому что политику определяют люди, которые этот Таможенный союз пытаются истребить.

Collapse )