xianyoung (xianyoung) wrote,
xianyoung
xianyoung

Андрей Фефелов "Особое мнение" 02.04.2014

Смотреть видео здесь

А.ПЛЮЩЕВ: Здравствуйте. У нас в студии – Андрей Фефелов, главный редактор интернет-канала «День». Меня зовут Александр Плющев. Ваши вопросы коллеге Фефелову +7 985 970-45-45 и Twitter-аккаунт @vyzvon. Андрей, добрый день.

А.ФЕФЕЛОВ: Добрый день.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Ну, давайте начнем с геополитических новостей, с международных таких событий. Сегодняшний день ознаменовался тем, что НАТО, такой, Североатлантический Альянс заявил, что прекращает сотрудничество с Россией по всем направлениям. Я вижу, вы расстроены, вы просто убиты этой новостью.

А.ФЕФЕЛОВ: Да, конечно, потому что мы были связаны с НАТО тысячами уз, мы бесконечно и каждый день проводили какие-то совместные маневры, мы находились в бесконечном общении самого разного толка, включая гуманитарные семинары. Естественно, это огромный разрыв колоссальный, который сейчас случился, он ударит по всем стратам нашего общества, включая пенсионеров. Уже вой стоит, я знаю, в детских садиках, потому что как же так, наше НАТО громко плачет, куда-то исчезло.

Ну, что это такое? Я не понимаю, в чем?.. Вот, как можно было разорвать с нами сотрудничество и, тем не менее, оставить перевалочную базу в Ульяновске и пролетать над нашей территорией при этом? То есть как можно понять вот эту вот политику НАТО, их этику в отношении России, если, все-таки, не разрывать сотрудничество при этом? Но при этом разрывать? Вот, как это понять? Вот, если уж вы разрываете, то давайте через Россию не летайте, денег России не платите, в Афганистан когда вы перемещаетесь.

Все-таки, какая-то странная организация НАТО. Мне кажется, она очень сильно деградировала за последние 40 лет.

А.ПЛЮЩЕВ: Но там, с другой стороны, если нам так не нравится НАТО, то странно оказывать им посреднические услуги.

А.ФЕФЕЛОВ: Нет, но мы же не объявляли им какие-то санкции, мы не объявляли о разрыве, мы не кидали перчатку им в лицо, мы не вели себя как истеричная барышня. Мы так спокойно... Ну, давайте, конечно, если вы не хотите с нами сотрудничать, до свидания. Ну, как это сотрудничество реально выражалось? В чем оно было? Наверное, были какие-то семинары совместные, действительно, но только не гуманитарные, а какие-то там военные собирались и шпионили друг за другом.

А.ПЛЮЩЕВ: Здесь представительство работает, насколько я понимаю.

А.ФЕФЕЛОВ: Да, представительство. Но вот эти такие экстренные моменты мировые – я думаю, коммуникация будет налажена. Если вдруг произойдет извержение вулкана в США, мне кажется, наши представители с представителями НАТО свяжутся в критический момент.

Что касается вот этого момента скользкого, связанного с перелетами через нашу территорию грузовых самолетов натовских, это, конечно, говорит о том, что Альянс находится в глубокой степени внутреннего такого распада. То есть как можно объявлять стране санкции, при этом продолжать с ней сотрудничать? Вот, я этого не понимаю. Может быть, потому что там уже не совсем, так сказать, такие, адекватные люди, не военные заправляют делами в НАТО? Какие-то еврочиновники? Вот это вот такая, бессмысленная и очень, так сказать, невнятная когорта бюрократии европейской, которая сейчас везде. Вот, вся Европа – она заполнена вот этими бессмысленными людьми.

Кстати, даже Хавьер Солана, такой, в общем, классический <…>, он обладал какой-то харизмой. Это 1999-й год, они бомбили Сербию, они обладали внутренним каким-то демонизмом при этом с этим Госсекретарем Мадлен Олбрайт. А сейчас это... Вот, посмотрите на эти лица просто. Мне кажется, там происходит процесс необратимый. В Европе.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, хорошо. Как-нибудь о проблемах Европы мы еще поговорим обязательно, ну, может быть, не сегодня. Ну, впрочем, если вы спросите Андрея Фефелова, то можем и сегодня поговорить. Я про Украину с вашего позволения, и не о натовских войсках, которые... Не знаю как от вас, от меня очень далеки не географически, а, вот, метафизически, как вы любите. А свои как-то ближе, особенно когда их не называют таковыми.

А.ФЕФЕЛОВ: Намек на Крым.

А.ПЛЮЩЕВ: Не признают, не признают. Наших ребят, наши войска не признают, знаете, за своих? Вот это мне обидно всегда. Извините за маленькое особое мнение. Теперь ваше всё остальное время.

Вот, ввод войск на Украину – он вообще будет или нет? Потому что смотрите, какая история была. Сначала Запад говорил «Передвигаются российские войска к Украине», потом говорят «А они уже отошли назад», а потом говорят «Отошли, но не все». Вот, я за 3 буквально дня слышал 3 разные версии практически от одних и тех же источников.

А.ФЕФЕЛОВ: На Украину мы ездим отдыхать, а войска мы вводим в Украину. И я хочу сказать, что наличие войск, украинских войск...

А.ПЛЮЩЕВ: Подождите, это вы меня сейчас в смысле русского языка поправили?

А.ФЕФЕЛОВ: Не, ну просто на всякий случай я говорю так, потому что существует...

А.ПЛЮЩЕВ: Я не против, просто интересно.

А.ФЕФЕЛОВ: Это язык политологии, понимаете? Войска мы в Украину вводим, а на Украину мы ездим с дружеским визитом.

А.ПЛЮЩЕВ: Как вы помирили украинский и русский язык.

А.ФЕФЕЛОВ: Да. Да-да-да.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы прямо голубь.

А.ФЕФЕЛОВ: Значит, вот, есть такой момент, что... Значит, там тоже всё непросто. На Украине формируется несколько таких, может быть, несколько рыхлых, но военных группировок. Например, на востоке Украины тоже собирается некий кулак из старой техники, и почему-то это никого не беспокоит там на Западе. Никто не просит их отвести войска от российской границы. Но если там существует... Одна у Херсона, как известно, есть, как бы, контролирует перешеек и Крым, а другая где-то на востоке. Я не знаю точно, в каком месте, но это мне доподлинно известно, что там существуют стянутые войска со всей территории страны. Хунта туда, так сказать, направила определенных таких гарных хлопцев – это и представители уже новой национальной гвардии Украины, которая сформировывалась из бывших боевиков Правого сектора, это и так называемые добровольцы украинские, и тяжелая техника. И всё это там стоит, рычит. Правда, они не знают, что делать, но так или иначе там группируются войска украинские. И что теперь? И мы должны отводить, наоборот, войска вглубь территории? Наверное, там должны стоять тоже российские войска где-то на всякий случай – вдруг они захотят захватить, к примеру, Белгородчину.

А.ПЛЮЩЕВ: Кемску волость!

А.ФЕФЕЛОВ: Белгородчина! Ведь, кстати, об этом говорил Ярош в своем интервью. Он говорил, что это исконно украинские земли, Белгородчина, Курская область. Такая геополитика у них украинская. И глобус Украины. Там тоже всё не просто.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, мне-то казалось, что Правый сектор, ну, во всяком случае, какая-то его часть – он там вчера был блокирован в гостинице Днепр.

А.ФЕФЕЛОВ: Там 40 человек.

А.ПЛЮЩЕВ: Разоружен частично, да. А один из их лидеров был убит не так давно, мне так казалось. Это, оказывается, он весь сконцентрировался на границе с Белгородчиной.

А.ФЕФЕЛОВ: Понимаете, Правый сектор – конечно, он отчасти мифологизирован, отчасти это некий жупел. Но с другой стороны, мы знаем, что Правый сектор – это вовсе не 40 человек, которые там сидели в центре, вот в этом штабе. Это гораздо более многочисленная организация, которая вооружена и она не разоружена до сих пор. И то, что Правый сектор сыграет свою роль... По некоторым данным там зреют такие, как бы, радикальные настроения. И не только в связи с трагической безвременной кончиной Сашки Бiлого, который начитался Шопенгауэра и покончил собой, как известно, двумя пулями в сердце. Примерно с периодичностью в 2 минуты, как бы, он себе выпустил в сердце 2 пули.

Но это всё будет еще.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, там разные версии есть, надо сказать. Мне ужасно понравился отчет украинского МВД, но еще больше, конечно же, мне понравился комментарий российского Следственного комитета на отчет МВД Украины. И комментарии российского Следственного комитета – они ужасно напомнили... Вот, было такое впечатление, что Следственный комитет комментирует сам себя, только по другим делам: «Вызывает подозрение то-то». То есть, типа, ребята, как-то неумело вы отмазываетесь, как бы, говорит Следственный комитет. И когда мы смотрим то, что говорит Следственный комитет по другим российским делам, как-то эти вопросы не всплывают. Все те же там... И выстрелил в себя 40 раз вот это с коваными наручниками.

А.ФЕФЕЛОВ: Нет, ну, это всё бывает в нашей жизни, всякие чудеса. Просто от этого не меняется общий расклад. А расклад такой, что внутри вот этого такого майданного движения победного – там огромные противоречия зреют. И противоречия – они элементарные, честно говоря, потому что получается так, что Януковича сбросили, но на место Януковича пришли 5 Януковичей. И всё будет то же самое, но без Крыма и без... Ну, я с точки зрения украинского националиста такого, бойца Правого сектора рассуждаю, да? То же самое. С олигархами.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне нравится, что наши патриотические... Ну, как люди говорят? Патриотически настроенные люди – они часто очень не то, чтобы симпатизируют, но, во всяком случае, могут себя представить на месте Правого сектора. Это очень интересно.

А.ФЕФЕЛОВ: Нет, я могу себя на месте Коломойского представить, на месте Правого сектора. Я просто анализирую ситуацию. Просто можно себе представить тут ту степень разочарования и озлобления, которая сейчас вот в этой... Ну, назовем это не «Правый сектор», а такой, многочисленной группой украинских радикалов, которые своей энергией пассионарной, своей кровью сдвинули с мертвой точки эту ситуацию, создали вот этот прецедент, этот переворот, этот путч... Как угодно его можно называть. Но они перевернули ситуацию. И когда они ее перевернули, то этими плодами воспользовались вот эти вот, говоря словами Путина, проходимцы, да? Восток захватили эти олигархи, мрачнейшие персонажи, эти морды. Сейчас туда движется вот этот шоколадный король.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вы про Порошенко. Просто не все слушатели понимают, что Порошенко.

А.ФЕФЕЛОВ: Ничего не будет такого, хорошего. То есть будет бесконечная торговля, будет содомия, да? Содомия – имеется в виду вот этот вот евротрафик, вот этот Евросодом будет накатываться. Этого хотели?..

А.ПЛЮЩЕВ: Ну-ка, поясните, что такое Евросодом?

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, Евросодом – это, прежде всего, в экономической сфере будут рабские условия Международного Валютного Фонда, естественно. Первое. Второе, будут требовать от Украины узаконивания однополых браков и всего прочего, что мы наблюдаем в Европе. И вот эти вот украинские радикалы, вот эти деревенские люди, которые заряжены идеей укрнацизма, какого-то романтического прошлого своего народа... Какими-то такими мифами автохтонными они мыслят, по сути дела. Они не хотят вот этих однополых браков.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот про этот миф насчет того, что от Украины Европа будет требовать узаконивания однополых браков, слышал с начала Майдана.

А.ФЕФЕЛОВ: Хорошо

А.ПЛЮЩЕВ: Я даже ради этого всё 90-страничное соглашение с Европейским Союзом прочитал. Там вообще нет об этом ничего, ни слова абсолютно. Ну, говорится о том, что там признается разнообразие возможностей отношений между людьми и так далее.

А.ФЕФЕЛОВ: Не, они же что хотели? Они хотели смести вот эту всю толерантную, толерастическую культуру и создать на ее месте единое нацистское украинское авторитарное унитарное государство. И вот этот проект – он на их глазах рассыпается в прах, на глазах вот этих вот групп. Они, может быть, были наивны, может быть, они не учитывали. Но они мыслили вот так, вот такими категориями, довольно романтическими, что и привлекало к ним молодежь. И это всё рушится. А вместо этого выходят такие рожи, снова вот эти депутаты Рады, вот эта вся гниль.

А.ПЛЮЩЕВ: А вам кто из них больше нравится, вот из этих сторон?

А.ФЕФЕЛОВ: Я что, какая-то барышня? Мне нравится Путин и российская позиция последнее время. Мне не нравится российская позиция, там, 10-15 лет назад, а вот сейчас мне она нравится. А я смотрю, анализирую ситуацию, так сказать, в нашей братской республике.

А.ПЛЮЩЕВ: Я просто почему спросил еще? Потому что...

А.ФЕФЕЛОВ: Я не хотел бы, чтобы на Украине возобладала укрнацистская группа, которая начала бы резню на востоке страны, потому что задача их – установить полный контроль и над экономическими активами, и так далее. Это ясно, что западенцы, если они радикально придут к власти, это будет война гражданская. Я не сторонник гражданской войны в братской республике. Но вот это, вот эта мразь, вот этот весь олигархат, вся эта продажная евросодомитская группа, которая там сейчас начинает, с одной стороны, мимикрировать под вот этот украинский национализм, а, с другой стороны, начинает делить, пилить Украину, отдавать ломти Западу...

Вот эта история про вывоз скифского золота. Говорят, что это фейк интернетовский. Но они его до сих пор не показали, это скифское золотое, которое якобы...

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, ну, ладно, с золотом...

А.ФЕФЕЛОВ: Ладно, ерунда. Конечно, золото – ерунда.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, как-нибудь разберемся, тем более, что оно не наше с вами уж точно. Но меня вот этот аспект интересует.

А.ФЕФЕЛОВ: Оно скифское. Кстати, мы не скифы. Если мы не скифы, то оно не наше. А если мы скифы, то оно наше. Вопрос.

А.ПЛЮЩЕВ: Интересно.

А.ФЕФЕЛОВ: Да, скифы мы, да, азиаты мы.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне сразу в голову, знаете, что пришло? Про библиотеку-то эту.

А.ФЕФЕЛОВ: Ивана Грозного вы имеете в виду? Наша тоже.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет, вовсе. Еврейскую. Как же?..

А.ФЕФЕЛОВ: Шнеерсона.

А.ПЛЮЩЕВ: Шнеерсона, точно. Из головы вылетело. Наша она или нет? Ну, не важно.

А.ФЕФЕЛОВ: Золото Трои наше тоже.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, да. Нет, да, все-таки, позвольте вернуться к этому моменту, который меня очень не то, чтобы забавляет, но интересует. Смотрите, когда Сашко Бiлый, он же Александр Музычко был жив, все говорили «Посмотрите, кто там у них, кто всем вертит, кто заправляет. Вот он враг!» И тут его, бац, убили. И все говорят «Слушайте, это как-то незаконно. Без суда и следствия. Посмотрите, убили Музычко. Они же...» Как вы сказали? Они, может быть, немного романтичные были, вот эти вот западенцы, национал-патриоты?

А.ФЕФЕЛОВ: Да и не много – они на всю голову романтичные.

А.ПЛЮЩЕВ: И сейчас, когда их разоружают, говорят «А, вот это вот клика, которая пришла к власти, революция пожирает своих детей». Так разве они не наводят порядок?

А.ФЕФЕЛОВ: Нет, всё сложнее. Потому что, конечно, Яроша создавала СБУ, конечно, это проект был СБУшный. И, конечно, Коломойский финансировал Яроша. Всё здесь перепутано. Я просто говорю о той массе людей, которые приехали из деревни, которые делали свинарник там. Все издевались над свинарником. Но это же проявление деревенского сознания, это проявление некоего такого почвеннического представления о мире. Они там гусей развели... Киевляне шарахались ходили от них. Но вот эта энергия этих деревенских отчаянных пассионарных, совершенно безбашенных, абсолютно агрессивных с точки зрения толерантности жителей – она произвела вот эту майданную революцию. Без них ничего не было.

Кто с цепями-то выходил на Беркут? Вот эти вот отморозки западенские. Если бы их не было, всё бы раскатали утюжками, сейчас бы Янукович сидел бы и резал бы золотой батон на тонкие ломтики.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати о Януковиче. Слушайте, вы ехали сюда к нам, а я сидел, готовился. И вдруг вижу в Twitter’е прямо сейчас интервью Януковича сразу на нескольких интернет-каналах, пожалуйста. Причем, появляется он, я заметил, всё неожиданнее. Каждый раз о его появлении сообщают за меньшее количество времени.

А.ФЕФЕЛОВ: Частота будет увеличиваться, видимо.

А.ПЛЮЩЕВ: Сегодня просто как черт из табакерки вообще выпрыгнул буквально. О чем говорят вот эти вот довольно странные его и неожиданные появления?

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, есть 2 версии. Либо это всё такая, абсолютно спонтанная история... Вдруг Янукович просыпается, выходит из какой-то спячки своей внутренней и начинает что-то такое вещать. Это же человек живой, мало ли. Нельзя сказать, что он находится в каком-то уравновешенном состоянии. Наверняка, у него какие-то внутренние страдания, какие-то сомнения, что-то с ним происходит. Этот человек из крови и плоти. Вдруг он ночью проснулся и сказал «А! А я бы то Крым и не отдал, наверное».

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас про Крым поговорим отдельно, да.

А.ФЕФЕЛОВ: А есть такой второй вариант, что, наверняка, там, может быть, заложено какое-то послание. Его просят сказать что-то. И, вот, среди этой словесной такой пены вдруг заложена какая-то маленькая пилюля. Я просто не могу сказать, что он сейчас сказал такого интересного. Но Янукович – он несколько нервирует ситуацию, он должен появляться с определенной частотой, чтобы напоминать вот этой хунте, вот этой вот группе, которая готовится к выборам, оркестры, заказывает ленточки, урны, что он есть, что он жив, что он не помер.

Помните, когда Янукович дал первую пресс-конференцию, сразу пошли такие фальшивки, что Янукович скончался от разрыва сердца в Ростовской больнице? Вот, он для того, чтобы дать понять, что он не скончался, он постоянно выходит со всякими благоглупостями. Мне кажется, это очередной такой вот демарш.

А.ФЕФЕЛОВ: Так. Значит, еще тогда о Януковиче. Среди прочего, ну, вот, мне показалось самым интересным, он сказал следующее. Президент Украины Виктор Янукович назвал события в Крыму болью и трагедией, с которыми очень трудно сегодня согласиться. И заявил, что не допустил бы отделения региона от Украины. «Если бы это было при мне, я бы постарался этого не допустить», - сказал он в этом интервью. По словам Януковича, в отделении Крыма от Украины виноваты нынешние власти в Киеве. Вот как он сказал: он бы не допустил.

А.ФЕФЕЛОВ: Повторяю, ну, что гадать, допустил бы он не допустил? Он допустил до худшего просто. Он потерял всю Украину.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть будь Янукович сейчас, будь сейчас законный президент Украины у власти, Крым был бы не наш.

А.ФЕФЕЛОВ: Он потерял всю Украину так или иначе, это факт. Но если бы, действительно, вот тот сценарий, который предполагался изначально, насколько мне известно, за океаном, что Майданная технология должна была быть применена в 2015 году в момент выборов, в момент перехода власти... То есть это она должна была подтолкнуть переход власти от Януковича, допустим, к Тимошенко, к примеру. То тогда бы, действительно, не сложилась такая уникальная ситуация с нелегитимностью Киева. И вот этот вот провал бы не случился. И это факт.

Действительно, если бы Янукович оставался президентом, то не появились бы в Крыму зеленые ангелы и не встал бы, так сказать, Крым в таком едином порыве на референдум. Это вот так история складывается. Действительно, парадоксы истории.

Но хотел бы заметить, что отношение к Януковичу очень плохое на Украине у многих страт. И на западе, конечно же, и в Киеве, и на востоке страны к нему относятся крайне плохо, презрительно. Его презирают из-за слабости, из-за коррумпированности и за всё, что угодно. Но, возможно, к нему поменяется отношение. Пройдет десяток лет, и...

А.ПЛЮЩЕВ: Интересно, какая штука с Крымом получилась. Ведь, теперь, если выборы на Украине состоятся, пройдут и вообще если всё это будет дальше существовать в том же режиме, получается, что не только пророссийский (об этом-то вообще все уже забыли), но и прорусский, то есть провосточный президент уже крайне проблематичен, проблематично его появление. Потому что минус 2,5 миллиона голосов, минус 2 там.

А.ФЕФЕЛОВ: Мне кажется, вот, если говорить о голосах, то восток Украины – та сила, которая может с перевесом достаточно сильным заявить о себе и на президентских выборах. Крым не решает электорально. Электорально Крым не решает.

А.ПЛЮЩЕВ: 5% голосов.

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, он может какое-то количество голосов взять на себя, но тем не менее... Мне кажется, сейчас вопрос вот этих выборов – это вопрос достаточно условный, поскольку они будут проходить в совершенно уникальной обстановке и они будут производить впечатление, все-таки, такого фарса. Скорее всего, выборов как таковых не будет. Будут попытки выборов и попытки представить эти выборы легитимными.

А.ПЛЮЩЕВ: Да особенно важно подчеркнуть, в той стране, в которой выборы проходят всегда честно и свободно.

А.ФЕФЕЛОВ: Но мы знаем, что буза будет непременно. А уж какую она будет иметь форму, вид, где она будет (на Майдане, в других городах)?.. К сожалению, это так. Поэтому выборы – это всегда вещь такая, сомнительная.

Вообще представительская демократия, честно говоря, она носит характер большого фокуса. Но где-то это всё происходит достаточно респектабельно и мы можем, так сказать, наблюдать в странах старой демократии, где такие, очень хорошие мины при плохой игре. А вот здесь на Украине, конечно, мы видим большой базар, Сорочинскую ярмарку.

А.ПЛЮЩЕВ: Продолжим мы с Андреем Фефеловым, главным редактором интернет-канала «День» через 3-4 минуты после новостей и рекламы.

НОВОСТИ

А.ПЛЮЩЕВ: Главный редактор интернет-канала «День» Андрей Фефелов у нас в эфире. Андрей Александрович, продолжим по Украине, если не против, чуть-чуть совсем. Хотя, может быть, и побольше. Не знаю. Бойкот российских товаров на Украине. Приходят новости оттуда, что люди прямо чуть ли не в едином порыве (ну, многие, особенно позападнее где) не покупают товары с кодом 46. Знаете, вот, на штрихкоде первые цифры 46 – это, вроде бы, из России. Ну, как бы, так они их опознают. Не обязательно же на нем писать «Омский сыроваренный завод», например.

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, это такая эмоциональная реакция – она вполне естественна. Повторяю, существует определенная обида, существует определенная такая депрессия, связанная с итогами Майданной революции. Эта обида вымещается на России и это всё понятно. Я всё это прекрасно понимаю. Я помню, что, допустим, когда-то я призывал сам с какой-то радиоточки не покупать там шпроты прибалтийские, бешеные шпроты.

А.ПЛЮЩЕВ: Была такая история.

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, это нормально, потому что такая сейчас фаза отношений. Насколько это ударит по России? Я не верю, что это каким-то образом ударит. Скорее всего, это символическая акция такая.

А.ПЛЮЩЕВ: Имеет ли смысл здесь в России каким-то образом бойкотировать что-либо украинская?

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, у нас другая совершенно позиция – мы, наоборот, стремимся «Ребята! Да что вы в самом деле?» Ну, что мы здесь будем? Сало, что ли, выбрасывать из окон?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, почему? Вы, вот, кажется, не очень лестно отозвались о господине Порошенко.

А.ФЕФЕЛОВ: Шоколад?

А.ПЛЮЩЕВ: Рошен, конечно. Он, по-моему, правда, стараниями Онищенко и так особо не поставляется. Но у нас в Липецке своя фабрика Рошен есть, ему принадлежащая.

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, я думаю, что вообще с шоколадом пора завязывать. Это вредные продукты, они набиты какими-то консервантами как правило. Черт знает что там в этих конфетах.

А.ПЛЮЩЕВ: Пальмовое масло.

А.ФЕФЕЛОВ: Пальмовое какое-то и машинное масло, солидол там. Всё это набито в эти конфеты. Нельзя их есть. Особенно сахар вреден. Так что я за бойкот любых вредных продуктов, в том числе и, так сказать, российского производства.

А.ПЛЮЩЕВ: Понятно. Хорошо. Я просто вспомнил сразу наших производителей, Красный Октябрь.

А.ФЕФЕЛОВ: Нет, ну, если они держат планку, не добавляют туда... Я просто не изучал конъюнктуры.

А.ПЛЮЩЕВ: Фабрика Крупского в Петербурге.

А.ФЕФЕЛОВ: Возможно, они... Я просто не буду так людей...

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо, бог с ним.

А.ФЕФЕЛОВ: То есть в Порошенко я не верю, что у него хорошие конфеты. Я посмотрел на его лицо – чувствую: не может такой человек выпускать очень полезные конфеты такие, не вредные. Мне кажется, они все набиты консервантами.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть. Обычно консерванты-то – это самое вкусное, что есть в продуктах. Конфеты были вкусные.

А.ФЕФЕЛОВ: Вот. Скорее всего, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Вернемся к российским делам. Я понимаю, что мы с вами оба не экономисты. Я не предлагаю в экономическом разрезе обсуждать эту новость. Сбербанк с 1 апреля (это, вроде бы, не шутка даже) прекратил выдачу населению кредитов в иностранной валюте. Выдача прекращена на неопределенный период. По информации банка... Вот сейчас то, что нам непонятно обычно. ...решение принято с целью оптимизации структуры текущего портфеля и его поведения в будущем при любых изменениях курса иностранных валют. Ну, давайте пофантазируем? Не является ли это каким-то предвестником таким, может быть, отмены доллара вообще, запрета доллара в России? В последнее время же эта тема как-то будируется.

А.ФЕФЕЛОВ: Тут 3 уровня. Во-первых, первый уровень связан, собственно, с непосредственной политикой Сбербанка. Поскольку это очень такая сейчас мощная структура и управленческий аппарат там очень такой, выверенный, активный... С приходом Грефа банк такие, сильные позиции занимает и внутри страны, и вовне. И известно, что в Сбербанке существует так называемый кризисный план. То есть план на случай усиления каких-то кризисных явлений, мировой экономики, мировой финансовой системы. И вот сейчас, как говорят, был включен этот план «Б». Может, он предусматривает вот такие именно меры. То есть это касается, собственно, политики именно данного финансового учреждения, а не касается неких макропланов.

Второй момент, известно, что из страны утекают капиталы. И ограничение утечки этих капиталов – оно тоже, возможно, входит в часть некоей государственной политики. Ну, то есть часто ограничения не происходят почему-то. Но это нормальная практика, когда шторки закрываются и суммы большие из страны не вывозятся. Это тоже кризисная реакция, вернее, реакция на кризисные явления.

А третий момент, конечно, доллар является неким таким способом влияния на наших заокеанских партнеров. И сброс долларовых масс так называемый. Но это уже такая макрополитика, и если...

А.ПЛЮЩЕВ: Так говорят, их у нас так немного, что мы как-то не очень можем повлиять. Вот, был бы Китай.

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, существует еще теневой сектор нашего бизнеса, тоже достаточно обширный. Говорят, что у нас, все-таки, их довольно-таки много и мы можем произвести некое такое движение. Но я повторяю, сложно об этом судить...

А.ПЛЮЩЕВ: Не-не, я же не об этом спрашиваю – я спрашиваю о вашем отношении. Как вы относитесь к тому, что, например, здесь валютно-обменные операции были бы либо сокращены (их обращение), либо прямо запрещены? Помните, как в Советском Союзе? Мы же с вами жили.

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, то, что Россия находится внутри этой мировой финансовой системы, подключена к ней, это я считаю драмой страны. Конечно, мы являемся зависимыми от этих финансовых спекулянтов мировых. И я вижу, что это подключение – оно делает страну частично зависимой. Суверенитет наш ограничен.

А.ПЛЮЩЕВ: Особенно обидно, что цены на нефть колеблются. Были бы они всё время высокие, вот бы было хорошо.

А.ФЕФЕЛОВ: Цены на нефть – они будут колебаться, как и будет колебаться сама мировая экономика, поскольку мировая экономика тоже не является чем-то стабильным и весь мир колеблется. Просто другое дело, что...

А.ПЛЮЩЕВ: Но они же тоже часто зависят от спекулянтов. Разве нет?

А.ФЕФЕЛОВ: Другое дело, что, так сказать, наш сосед с востока Китай – он тоже включен в эту мировую финансовую систему, и весь мир повязан на ней. И понятно, что мы балансируем между этими мирами. Другое дело, что, повторяю, эта система неустойчива – она может лопнуть, она может рухнуть. И то, что там прекрасный экономист Михаил Хазин уже 10 лет предрекает крах доллара... А в какой-то момент его прогнозы могут сбыться. И об этом говорят все внимательные экономисты. Никто не верит в стабильность этой ситуации, в то, что вот этот долларовый огромный пузырь будет бесконечно нарастать. Когда-нибудь он рухнет, когда-нибудь рухнет в этом смысле мировая финансовая система. И тогда, действительно, придется опираться на региональные валюты, на наши региональные валюты.

А.ПЛЮЩЕВ: А Северная Корея выстоит.

А.ФЕФЕЛОВ: Я думаю, выстоит Россия прежде всего. Прежде всего выстоит Россия при любых обстоятельствах. А что касается Северной Кореи, то я думаю, что с Северной Кореей тоже будет всё нормально. Они мобилизованы, они вполне, так сказать, адекватны нынешней ситуации блокады, в которую они попали.

А.ПЛЮЩЕВ: Или загнали себя сами.

А.ФЕФЕЛОВ: Ну, конечно, они сами себя высекли, они себя загнали сами. Они мазохисты, наверное. Понимаете, что значит сами себя загнали? То, что они не сдались Южной Корее, не перечеркнули 38-ю параллель, не пошли с поднятыми руками навстречу американцам? Да, это они сделали, они выстояли и получили санкции, получили давление со стороны. Или что они должны были сделать? Или перестать быть, допустим, да? Или стать частью так называемого цивилизованного мира. Что должна была сделать Корея? Отказаться от идей Чучхе, чтобы не загнать себя в санкции?

Они развивают свою оборону, свои возможности, они находятся в очень сложном положении. Поэтому вот это издевательство над Северной Кореей – оно мне непонятно совершенно. Ну, Александр, это мое особое мнение.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, я как раз его и требую от вас. Вернемся из Северной Кореи куда-нибудь.

А.ФЕФЕЛОВ: Там очень сложная ситуация с сельскохозяйственными землями, там тяжело с продуктами. Это факт. А то, что их давят санкциями, это преступление против тех людей, которые живут в Северной Корее.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да бог с ним, как-нибудь поговорим, когда будут новости из Северной Кореи. Я просто хотел за оставшиеся 2 минуты еще поговорить о российских новостях.

Ну, вот, прокуратура сегодня объяснила, почему, все-таки, блокируют блог Навального. Раньше-то все думали, что из-за домашнего ареста и сначала так, вроде бы, объясняли. Сейчас нет: оказывается, там были экстремистские призывы, но где непонятно. В каком из 800 постов или, может быть, в каких из 800 постов, или, может быть, во всех, непонятно. И почему дальнейшие, которые тоже появляются, они тоже блокируются? Ну и, в общем, все гадают: может быть, таким образом вообще всех будут блокировать?

А.ФЕФЕЛОВ: Где-то год назад или полтора года назад Навальный – он выглядел как такой огромный-огромный призрак, который ходит по стране, призрак Навального ходит, заглядывает в окна в каждый дом и такие огромные глаза Навального из тьмы смотрели на каждого гражданина. А сейчас Навальный какой-то очень маленький-маленький сидит у себя, и уже не важно, сидит он под арестом домашним, блог его блокируют или нет. Вот, после Крыма никакого Навального уже нет – он исчез из общественного внимания, он стал крохотным маленьким человечком, он стал таким вот героем андерсеновской сказки. И поэтому все вот эти рассуждения – они сугубо носят локальный характер. Не интересно 800 постов, был ли там экстремизм или нет.

То есть он после ситуации с Крымом, сделав некие заявления, он себя абсолютно дезавуировал, перечеркнул и перестал быть политической фигурой. Поэтому всё, что будет дальше, это даже не важно, это не влияет.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, поэтому пусть блокируют всех подряд, конечно.

А.ФЕФЕЛОВ: Я говорю о Навальном.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. Андрей Фефелов, главный редактор интернет-канала «День» был сегодня в эфире программы «Особое мнение». Большое спасибо. Меня зовут Александр Плющев. До свидания.

А.ФЕФЕЛОВ: Спасибо вам.
Tags: Россия, Украина, Фефелов, Эхо Москвы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments